Действительно, многие ли сегодня знают, что древнее назначение Масленицы – не встреча весеннего солнца, а заклинание плодородия наступающего земледельческого года, поклонение Матери – Земле и предкам – подателям плодородия. Что масленичный блин никакого отношения к солнцу не имеет, а является символом Луны – «Солнца мёртвых». Что одним из важнейших обрядов Масленицы, древнее название которой «Красная Гора» Зафиксировано еще в «Велисовой книге» было не сожжение соломенного чучела, а прохождение так называемого «Масленичного поезда» по деревням округи. Причем ничего шутовского, балаганного в этом серьезном, и в чем-то даже трагическом, обряде не было.

Суть его заключалось в том, что выбирался самый зажиточный, успешный и удачливый крестьянин в округе. Именно он садился в сани, запряженные быком, и возглавлял «Масленичный поезд» в «костюме Адама», как писали об этом этнографы XIX века. Причем отмечалось, что делали это не юнцы, не отпетые озорники, а солидные, уважаемые люди, отцы семейств.

В этом обряде поражает прежде всего его глубоко архаичная социальная подоплека, готовность человека жертвовать собой ради счастья других людей. Ведь на пороге нового земледельческого года на человека, оказавшегося самым удачливым в прошедшем году, вся округа, состоящая из многих деревень, возлагала ответственность за будущий урожай, за здоровье и счастье всех остальных.

Перед божьим судом он нес ответственность за прегрешения своих земляков. Наделенный счастьем, он обязан был поделиться им в этот день со всеми остальными. И испытать судьбу, объезжая деревни в обнаженном виде. Собственно в дороге его закрывали шубой и он зарывался в солому, но как только «поезд « въезжал в село, «Хозяин» обнажался и «произносил ритуальные тексты», заклинавшие плодородие, в «костюме Адама». Если после такого обряда исполнявший его заболевал, а еще хуже – умирал, то это несло бедствия всем жителям округи, избравшим его, на весь новый земледельческий год, до следующей Масленицы.

Ответственность была огромная. Видимо поэтому, как отмечали этнографы XIX века (А.Н. Афанасьев, С.В. Максимов), такое практически не случалось. И даже, несмотря на лютые морозы (в Сибири, например), сила веры и чувство долга у исполнителей обряда были столь велики, что все, как правило, благополучно. Немалую роль в этом играла и поддержка окружающих, их ритуальные песни и пляски, создающие вокруг «поезда» и его «Хозяина» мощное защитное энергетическое поле.

Итак, Масленица, праздник весеннего равноденствия, длившийся в древности целый месяц, с 22 февраля по 21 марта. Единственный из многотысячелетних календарных обрядов русского народа, не получивший новое христианское осмысление.
Тут путь, который прошла в поисках адекватного художественного решения этой сложнейшей темы Анна Виноградова, отмечен самыми разными композиционными инвариантами. Это и веселый разгульный праздник с ряженым в архаической рогатой маске, отплясывающим вприсядку на первом плане.

Здесь основной акцент поставлен именно на буйной пляске и веселящиеся толпе, а запряженный в сани бык, да и сам «Хозяин Масленицы» — лишь часть, причем не главная, этого общего веселья (2005г).

В другом варианте (2006г.) круговая пляска в центре композиции создает вокруг себя такое же круговое движение санных поводок и веселящихся толп людей, среди которых украшенный расписной другой бык воспринимается только одним из многих компонентов.

В процессе подготовки к созданию основного полотна, Анна пишет цикл портретов, таких как «Портрет В.А. Мерзлякова», «Портрет мамы в новгородском головном уборе», «Девушка, поправляющая серьгу», «Мать и дочь», «Катюша», «Дети» — все 2005 – начало 2006 года. В них на первый план выступает внутренняя сосредоточенность портретируемых, их углубленность в себя, состояние раздумья, что не мешает, в прочем, художнику решать и чисто колористические, живописные задачи. Но эти два состояния души – буйное веселье и внутренняя сосредоточенность, одинаково интересующие художника, в данном конкретном случае привели к совершенно неожиданному решению. Анна Виноградова пишет одновременно два полотна на одну и ту же тему – «Шествие масленичного поезда». Что в последствии вызовет бурную дискуссию о том, с каким вариантом выходить на защиту диплома, как у руководителей мастерской, и у руководства факультета живописи в целом.

Итак, вариант первый. Полотно размером 120х180см. Объезд деревни завершен. Все прошло удачно. Веселится пестрая, нарядная толпа, лихо отплясывая около саней с «Хозяином». А тот сидит в расписных санях, погрузившись в золотистую солому «в чем мать родила» и продолжает свои развеселые хмельные речи. Сзади подтягиваются нарядные тройки, шумит и веселится пестрая толпа. Вдали остались последние дома деревни. Устало косится на зрителей шоколадно – коричневый бык, весь в ярких лентах, алом хомуте, увенчанный резной расписной дугой.

А на первом плане, почти у рамы, двое детей – мальчик и девочка. Он замер восхищенно глядя на пляшущих односельчан. А его маленькая сестра, зажав в руке родительский гостинец – красного леденцового петушка на палочке – вполоборота смотрит на зрителя. Именно её настороженный взгляд, так резко контрастирующий с весельем окружающих, словно говорит нам: «Остановитесь, это наш мир, который вы предали и забыли, Мир ваших разгулов, слишком чистый и прекрасный, что бы вы могли жить в нем». И от изображенного на холсте нас отделяет не столько время и рама, сколько именно этот взгляд маленькой девочки, созданной воображением художника, творящего свой, особый мир.

Вариант второй, с которым Анна Виноградова вышла в 2006 году на защиту диплома. Холст размером 130х250см. Казалось бы, во второй композиций очень много первой. Почти такая, же группа плещущих и «Хозяин масленицы» тоже чем-то похож на того, первого. И бык коричневый, правда все – таки коричнево – красный, а не шоколадный. И снова двое детей, и изба, и идущая за «поездом» толпа народа. Все также и в то же время – совсем не так. Во втором, законченном, варианте композиции перед нами не конец, а начало обряда «обхода». Только – только собираются к месту ритуального действа жители села, только – только пустились в пляс ряженные. И под хохот сопровождающей его «дружины» из солидных бородатых мужиков начинает свои речи «Хозяин Масленицы». В связи с этим изменилась смысловая окраска всего изобразительного ряда. Картина становится строже, собранней, монументальней. Здесь нет того буйного веселья, которое отличает первую работу, но резко усилился семантика – социальный аспект изображаемого. Люди не просто веселятся. Они выполняют свой долг. Долг перед Землей, перед общиной, перед своими детьми, перед предками и потомками. Не случайно мы видим здесь в левом углу фигуры старика и двух пожилых женщин – они уже не участвуют в пляске и веселье, но их присутствие обязательно. А правый угол завершает фигура женщины с грудным ребенком. Прошлое и будущее здесь словно перекликаются. И замыкается этот композиционный треугольник на фигурах детей первого плана. Вот они снова – мальчик- подросток и маленькая девочка. Но как они не похожи на тех детей первого «Шествия масленицы поезда». Мальчик спокойно наблюдает разворачивающееся перед ним действием, он видал его уже много раз. А девочка, повернув к зрителям круглое румяное лицо, смотрит на них своими серо – голубыми глазами, словно приглашая войти родной и вовсе не забытый нами мир. Ее взгляд дублируется мудрым и зовущим взглядом огромного красного быка, идущего во главе процессии и везущего сани с «Хозяином». Весь образный строй картины словно насыщен теплом бесконечного пространства и такого же бесконечного времени памяти народа.

Мягкая и в тоже время ликующая живопись, сложные ракурсы, глубокий внутренний смысл и ясное понимание семантики обряда, живые народные образы – все это в полной мере присутствует в этом прекрасном произведении русского реалистического искусства накачала XXI века.

В 2006 году дипломная работа «Шествие масленичного поезда» была блестяще защищена. Летом того же 2006 года Анна Виноградова была приглашена в Калифорнию, где в течение двух месяцев она создала целый ряд портретов: «Утро», «Мечты», «Кристина», «Девушка с собакой» и стала членом Американской Ассоциации портретистов. Написанные в легкой, изящной манере портреты юных девушек имели большой успех. Почти одновременно с портретами начинается работа над еще одной любимой художником темой – темой балета. Сложные ракурсы, глубокий психологизм образов, яркая цветовая гамма, виртуозный мазок, словно играючи лепящие форму, таковы создание там же в Калифорнии «Черный лебедь», «Антракт», «За кулисами», «Балерина в красном». Затем последовало участие в Шоу – выставке во Флориде, работы Анны начали продаваться в лучших галереях США – в Чикаго, Калифорнии, Флориде, Нью — Мехико. А вслед за этим стали поступать предложения включиться в тиражирование коммерческих тем, хорошо покупаемых на Арт – рынке Америки. Было от чего потерять голову! Но и здесь Анна Виноградова осталась верна себе, своему призванию, своему чувству долга художника перед Временами, Родиной и собственным Талантом. Легкий успех, купленный ценой отказа от того, что было самым главным для художника – от творческого поиска, от раздумий о судьбе своей Родины, от «русской» темы были не для неё.

Анна возвращается в Санкт-Петербург с четко определившимся приоритетами. Она возвращается к теме русских праздников, обрядов, народному костюму. Теперь её заинтересовал древни купальский обряд, таинственный праздник Росы, образы Русалок. Тема Масленицы казалась уже исчерпанной. Но, как выяснилось, это было не так. И через пять лет Анна Виноградова вновь вернется к Масленице. Правда, для этого надо было, чтобы прошло пять лет. Много это или мало в жизни художника? Когда как, иногда мало, а иногда и очень много. Все зависит от того, чем наполнены эти годы. В данном конкретном случае остается только удивляться тому творческому напряжению, той невероятной самоотдаче и тому количеству прекрасных работ, которыми отмечены эти пять лет у Анны Виноградовой. При этом надо помнить, какова была ситуация на нашем отечественном Арт – рынке, где шансы художника продать свою работу по достойной, по европейским меркам, цене, если он не эпатирует публику своими «выкрутасами», не является «тусовщиком» или не занимает административный пост в сфере искусства, практически равны нулю. Кроме того, именно по возвращений на родину, Анна ощутила весьма серьезный и женский прессинг со стороны своих американских менеджеров. Ей было в категорической форме предложено либо писать то, что велят, либо все её работы, находящиеся в галереях США, будут ей возвращены обратно. Особенно нежелательной оказалась именно «русская» тема, которую менеджеры считали абсолютно незатребованной в Америке. Ответ художника был более чем лаконичен: «Возвращайте!» и тут произошло невероятное. Менеджеры, столкнувшись с таким неожиданным и невероятным для них упрямством, предложили ей прислать «на пробу» файлы тех картин на «русскую тему», над которыми она работала, пообещав показать их в галереях США, но предупредив о неизбежности провала. Реакция галеристов не заставила себя долго ждать. Одним из первых откликнулся на увиденное хозяин престижнейшей галереи в городе Нейплс Роджер Вотеборн. Ответ был лаконичен. «Когда я смогу получить эти работы!!!» Русская тема, в исполнении Анны Виноградовой, оказалась не просто затребованной, а сверх затребованной в Соединенных Штатах.

Итак, она возвращается к теме древнерусских календарных праздников. Теперь на повестке дня Купало – день летнего солнцестояния, который с глубокой древности отмечали кострами и венками все народы Северной Европы. Этот обрядный комплекс, состоящий из двух праздников – праздника Росы и следующего за ним Купальского обряда, был связан с чрезвычайно архаическим делением года на две половины, зафиксированным еще в гимнах Ригведы. Наши далекие предки считали, что год это одни божественные сутки, где движение Солнца на север «с 22 декабря по 22 июня) – день, а движение его на юг (с 22 июня по 22 декабря) – ночь. А поскольку они верили, что мы «рождаемся на смерть, а умираем на жизнь» и «из навей (т.е. мертвых) нас дети емлют», то в их представлениях каждый человек, покидающий этот мир во время «божественного дня», обратно не возвращался и становился святым, т.е. получал новое «световое» тело. Те же, кто не завершил свои дела на земле, умирали в «ночь богов» и обязательно должны были вернуться дождем или росой, чтобы потом стать новорожденными детьми. Купальский обряд и предварявший его праздник Росы способствовали этому возвращению. Поэтому бездетные женщины и девушки на выданные собирали росы, лежали в росистых травах, умывались росой. Именно во время Купалы, после испытания огнем силы их любви друг к другу, соединялись новые брачные пары, у которых должны были рождаться дети. Омовение в водах рек и озер, плетение обрядовых венков из заповедных цветов и трав, гадание на них о предстоящей судьбе, все это входило в обряды Купалы – древнего праздника начала Лета. Рассказать о нем языком живописи задача не из легких.

И, насколько известно, художники всерьез к этой теме никогда не обращались. Анна Виноградова снова оказалась первой. После долгих размышлении приходит решение писать триптих. Первой работой, стала «Девушка, вплетающая папоротник в венок» (2007г.). Центральная часть предполагалась как, «Плетение венков», а левая – «Девушка у воды», которая так же была закончена в 2007 году. И тут выяснилось, что каждая из этих работ, являлась самостоятельным произведением, как составляющее единого целого художника не устраивают. Очаровательная юная девушка, вплетающая ветку папоротника в венок, казалась излишне современной, а молодая зеленоглазая красавица у воды была слишком само достаточна, чтобы стать частью чего – то. В последующем правой частью триптиха станет композиция «Переходящая брод», которую один из зрителей назвал «Символом России», а левой – «Прогулка», где не девушка, а молодая женщина в классическом народном костюме и головном уборе задумчиво идет среди цветов и трав, перебирая тайный пояс – могучий оберег и древний символ связи предков и потомков.

В этих исключительно мастерски написанных работах усиливаются контрасты, более детально и в тоже время объёмно, фактурно написаны костюмы, усложняется пластике рук, четче становятся психологические характеристики изображаемых и в общи колорит картины вводятся сложные холодные полутона, присущие белым ночам Русского Севера. В 2008 году была завершена центральная часть – «Плетение венков». Большое полотно (200х160 см) все залито ослепительным солнечным светом. В нем купается лес, цветущая поляна и фигуры девушек, плетущих венки из цветов и трав. Удивительно верно передано состояние раздумья и ожидания. Прекрасные лица, такие разные и такие узнаваемые. И великолепная живописная техника дающая ощущение легкого, скользящего по полотну мазка. Триптих был завершен, но тема Купалы отнюдь не исчерпана. И Анна вернулась к ней вновь уже в 2009 году.

продолжение следует…