Вдохновение – отговорка для ленивых!

Когда от Анны ВИНОГРАДОВОЙ, автора огромных, глубоких по содержанию и по-настоящему роскошных полотен, слышишь, что «вдохновение – отговорка для ленивых», сначала кажется, что это не более, чем обычное дамское кокетство (для обладательницы такой внешности, кстати, вполне естественное). А потом понимаешь, что этот вывод для нее – результат вполне прагматичного анализа сложившейся ситуации: очень много творческих замыслов, которые ждут своего воплощения, и катастрофически мало времени на собственно творчество…

– За несколько последних лет в моей жизни произошли события, в результате которых она кардинально изменилась. Родился второй сын. Ушла из жизни мама, которая была моим самым близким человеком и лучшим помощником и советчиком. Пока я работала и занималась своей карьерой, она вырастила моего старшего сына, который рос без отца. После ее ухода образовалась пустота, которую пока невозможно за- полнить… Однако жизнь продолжается, и теперь все вопросы, которые мы с ней решали вдвоем, легли на меня. Времени для творчества стало намного меньше, и мне потребовалось организовать его так, чтобы при этом, с одной стороны не страдало качество работы, а с другой – не были обделены вниманием сыновья.

– Это получилось?

– Да. Теперь я точно знаю, что лучшие друзья вдохновения и творчества – организованность и дисциплина. В абсолютной справедливости этих слов многократно убеждалась на собственном опыте. Творческий человек не должен ждать какого-то особого вдохновения, чтобы начать работу: в его сознании подготовка к ней идет постоянно. В моей голове всегда роятся какие-то образы, которые складываются в картинки – их очень важно успеть зафиксировать на бумаге, чтобы потом не забыть. Обычно, уложив младшего спать, я открываю альбом и переношу в него то, что придумала за день. Делаю наброски, откладываю их на время – чтобы потом на свежую голову решить, что из них возьму в работу. Неважно, сколько времени они пролежат; я обязательно к ним вернусь. От чего- то откажусь, а что-то начну воплощать в жизнь. Процесс накопления и осмысления материала идет постоянно, нередко – параллельно с сугубо бытовыми делами и даже ночью, во сне. И когда сюжет вызревает окончательно, я понимаю, что готова приступить к его воплощению.

– Может быть, это и есть вдохновение?

– Не знаю… Для меня, скорее, момент, когда накопленный материал сам начинает проситься на полотно.

На Троицу / 200х160 / 2015

На Троицу / 200х160 / 2015

– Вы любите большие формы…

– Очень! Я не продаю эти работы, и после выставок они возвращаются в мою мастерскую, где живут постоянно. Это, конечно, не значит, что я не работаю над заказами: для того, чтобы делать то, что хочется, нужны деньги. А большие работы – для души. К тому же именно они собирают толпы зрителей на выставках – а мне это нравится и по-хорошему льстит: значит, не зря старалась!

– Сколько новых знаковых работ появилось за последние годы?

– Пока ни одной. Я два с половиной года готовилась к тому, чтобы приступить к очередной картине, накопила целую кучу набросков, зарисовок, эскизов. Сюжет и композиция этого полотна, 4x 2,5 метра, связан с обрядовыми культами Масленицы, к холсту я уже приступила. Надеюсь, что все сложится….

– А что за сюжет?

– Пока это секрет. Скажу только, что еще один красивый и забытый масленичный обряд.

– Чем вас так приворожили обряды Древней Руси?

– Во-первых, возможностью каждый раз воссоздавать очень красочное, эффектное зрелище – с колоритной людской толпой, с какими-то обрядовыми животными… Во- вторых, каждая такая картина – это попытка вернуть современникам этническую память. По сути, мы ничего не знаем о наших обрядах, и это обидно. Потому что, помимо внешних эффектов, все они наполнены невероятно глубокими символами и смыслом. Так или иначе, все это – о единстве людей и окружающего мира, процветании, успехе и удаче. Кажется, нет такого доброго пожелания, которое не нашло бы отражения в обрядах наших предков! А картина, что ни говорите – самое эффективное средство передачи памяти и способ обратить зрителя к национальным истокам. Если его что-то зацепит, он и сам, желая побольше узнать о той же Масленице, пойдет в библиотеку или найдет в интернете всю интересующую его информацию.

Хозяин Масленицы / 200х420 /2011

Хозяин Масленицы / 200х420 /2011

– О чем-о чем, а о Масленице мы все-таки кое-что знаем!..

– Если вы о ярмарках, гуляниях и блинах, которыми все мы объедаемся целую неделю, то это далеко не вся Масленица. Прежде она состояла из сплошной вереницы обрядов, один другого выразительнее… Один из них я отразила в картине «Хозяин Масленицы». Это обряд, совершавшийся веками и последний раз зафиксированный исследователями в начале ХХ века. Так вот, Хозяином назначали самого здорового мужика в округе, который в последний день праздника садился обнаженным в сани, запряженные быком, и объезжал таким образом все окрестности. А за ним шла веселая крестьянская толпа. Считалось, что если на таком морозе с ним ничего не случится, то и у всех его соплеменников тоже целый год будет все хорошо. При этом он, самый здоровый и удачливый, явно жертвовал собственный здоровьем ради общего благоденствия: он ведь не мог точно знать, чем для него эта езда на морозе закончится. В обрядах наших предков не- редко участвовали животные, которых они любили очеловечивать, стирая некую грань между ними и собой. Я тоже стараюсь идти по этому пути. Мне часто говорят, что мужик на картине получился такой неистовый, что и сам чем-то похож не зверя. А у быка немного очеловеченные глаза, словно и он себя приносит в жертву, давая гонять по округе ради общего блага… Надо отметить, что даже жертвоприношение в славянских обрядах всегда какое-то жизнеутверждающее, веселое. То быка, впряженного в телегу, гонят по округе, то здоровенного козла тянут, чтобы макнуть лбом в колосья, лежащие где-то под слоем снега на поле – то есть, явно принуждают их к тому, чего они делать не хотят. Но при этом нет ни крови, ни поклонения какому-нибудь зловещему божеству – вместо этого гимн здоровью, силе и воспевание жизни! Я просто влюблена в славянскую обрядовую тематику. А поскольку обрядовых комплексов у наших предков было великое множество, знаю, что впереди у меня – непочатый край работы.

– Ваши полотна завораживают обилием красок и деталей. Вы продолжаете работать в этой «ювелирной» манере или что-то сознательно упрощаете?

– Наоборот, стала писать еще сложнее и дольше работать над картиной. Кардинально изменила технику, сделав живопись более тонкой, многослойной. Мне мало просто многоцветья, я хочу добиться 3D эффекта – чтобы все стало настолько живым и объемным, что зрителю захотелось бы войти внутрь картины и смешаться с толпой! Достичь задуманного получается не всегда, но когда получается – для меня это настоящий праздник!.. Так что творческих мук стало гораздо больше, а жить – интересней.

– Вы как-то пытаетесь включить в процесс сыновей?

– Старший, Олег, рисует давно. А младший, Дима, вроде бы и сейчас не проявляет дома никакого интереса к рисованию. И вот как-то я привела его в мастерскую, поставила перед начатой картиной, дала краски и сказала, что он может рисовать, что хочет, на определенном куске холста (у меня в этом месте должна была появиться темная вода с отражениями деревьев). Он просто накидал туда много ярких цветов – желтый, оранжевый, розовый, зеленый… И я вдруг поняла, что когда закрою их верхними слоями краски, а потом стану их снимать, то как раз и получу необыкновенную красоту с тем самым 3D-эффектом! Вот такой у меня появился интересный соавтор. Надо будет его снова в мастерскую взять – может быть, еще каких-нибудь ценных идей маме подбросит…

Братья / 158x112 / 2017

Братья / 158×112 / 2017

– Творческое у вас семейство!

– А как иначе. Без творчества жизнь вообще скучна, особенно ее бытовая сторона и, в частности, кухня и готовка. Поэтому и здесь я всегда стараюсь придумать что-то интересное: сегодня азиатское меню, завтра европейское, потом – китайское… Любимым надо готовить с любовью, и я стараюсь! Олег, видя, что маме-художнику все это по-настоящему интересно, тоже пристрастился к готовке. Крутит суши, готовит чизкейк и тирамису, заинтересовался специями и правилами их применения… В этом году не подпустил меня к блинам на Масленицу: сказал, что все сделает сам. И ведь сделал! А узоры на домашнем печенье рисуем кондитерскими карандашами все втроем. Это у нас такой семейный живописно-кулинарный обряд сложился. Очень увлекательное занятие!